10. Серия: «Вселенную пройти из края в край»

Возможно ли пройти Вселенную от края до края? Этим вопросом задаётся человек, посетивший станцию. Но нужно ли это делать и не достаточно ли проблем существует в уже известном пространстве? На этот вопрос пытается ответить командование «Вавилона-6». Кто из них добьётся ответа, кто окажется прав?

Идея: Drond, Cloud9
Авторы: Drond, Raider
Редакторы: Drond, Raider

 


Гиперпространство:

 

На экране видны характерные оранжево-чёрные цвета гиперпространства. Перед камерой проплывает легкая полупрозрачная дымка. Объектив дает обзор то одного, то другого направления в пространстве, как бы ища нужную дорогу. После недолгих попыток камера замирает. Впереди мы видим чёрную точку. Камера начинает движение к ней. Всё быстрее и быстрее. Вскоре размеры объекта увеличиваются настолько, чтобы понять, что это крейсер Земного Содружества класса «Аврора». Он медленно проплывает мимо, и мы видим его название на борту. Это «Друид». В гиперпространстве происходят вспышки, сродни земным молниям, отражаясь в блестящей броне крейсера и демонстрируя его чёрно-синий окрас.

 

Мостик «Друида»:

 

На экране мостик земного крейсера. Мы видим командирское кресло, в котором сидит капитан. Камера дает ракурс со спины офицера. Вокруг много других членов экипажа, занятых своим делом.

 

Капитан: Лейтенант Фохт, долго еще до «Вавилона-6»?

Фохт: Четыре часа, капитан.

Капитан: Отлично, эта прогулка начинает действовать мне на нервы.

 

В этот момент командир разворачивается в своем кресле, и мы видим его лицо. Это Марк Дарге.

 

Дарге: Держать курс. Отправьте…

 

Приказ командира прерывает протяжный сигнал.

 

Дарге: СОС?! Здесь?!

Фохт: Так точно, капитан.

Дарге: Источник?

Фохт: Источник установлен. Открытый космос. Сектор 62. Центаврианский транспортник. Час полета от нас.

Дарге: Насколько отклоняемся от курса?

Фохт: 140 градусов по горизонтальной плоскости, 100 по вертикальной. В общем, всё равно ближе к «Вавилону-6» будем.

Дарге: Интересно, почему это в такие переделки влипают именно центавриане? Ладно, вперёд.

Фохт: Есть, капитан. (пилоту) Курс 3, 4, 4, бета.

 

Отрытый космос. «Вавилон-6»:

 

На экране крупный план станции. Вокруг неё, как всегда, кружит множество кораблей и ботов. Камера фокусируется на одном из транспортных кораблей. Это корабль Земли. Он плавно приближается к главному причалу. Подойдя достаточно близко, транспортник открывает шлюз, и его начинают покидать транспортные челноки, один за другим исчезая внутри огромной станции.

 

«Вавилон-6». Жёлтый сектор. Пропускной пункт для приезжих:

 

Через открытую дверь на станцию льётся бесконечный поток пассажиров. Охранники с трудом справляются с наплывом. Камера приближается к ним. Таким образом, мы видим лица прибывших пассажиров. К охранникам подходит мужчина средних лет в слегка потертой одежде. Тем не менее, он выглядит довольно аккуратным человеком. Но его лицо выражает сильнейшую усталость. Человек протягивает охраннику свою карточку. Камера показывает её крупным планом в руках контролера.

 

Охранник: Дэвид Рейнольдс. Какова цель Вашего визита, господин Рейнольдс?

 

Ответа не следует.

 

Охранник (не поднимая глаз): Я спрашиваю, какова цель Вашего визита на станцию?

 

Снова тишина. Охранник отводит взгляд от карточки и видит, что стоящий перед ним мужчина очень бледен, он еле стоит на ногах. В этот момент его тело как-то обмякает, и человек падает на пол, потеряв сознание. Следующее, что слышно – слова охранника, вызывающего медицинскую бригаду.

 


Последняя станция серии «Вавилон» растаяла в огне много лет назад. Её роль в истории переоценить трудно. Одержав победу в войне против Теней, удержав Вселенную на стороне Света, «Вавилон-5» оставил будущему наследство – Межзвёздный альянс. Но три года назад альянсу, ослабленному внутренними раздорами, был нанесён тяжёлый удар. Под натиском неизвестного флота он раскололся. И теперь, когда мироздание готово было рухнуть в хаос, требовалась новая надежда. Нужен был символ единства, способный доказать, что нет ничего невозможного. Им стал «Вавилон-6» — станция, которой не должно было быть. Но история имеет свойство повторяться, если мы не выучили урок сразу.

(Одновременно со словами показываются кадры взрыва «Вавилона-5». Дальше, согласно тексту, следуют кадры из войны против Теней, создания альянса, затем из пилота – битва с врагом, раздор в альянсе, разрушенная столица Минбара. При последнем абзаце опять кадры из пилота, когда «Вавилон-6» выплывает из-за планеты и включает огни).


 

Открытый космос. Сектор 62:

 

Камера висит в открытом космосе. Вокруг открывается живописная картина. Иссиня-чёрное полотно, расшитое ярко-белым бисером. Через минуту эту гармонию нарушает открываемая точка перехода, из которой появляется крейсер Земного Альянса «Друид».

 

Мостик «Друида»:

 

Дарге: Сканеры на полную мощность. Найдите мне этого центаврианина.

Фохт: Тут и искать нечего, капитан. Вот он.

Дарге: На экран.

 

Все поднимают глаза на появившееся экранное поле. В космосе дрейфует подбитый центаврианский транспорт.

 

Дарге: Признаки жизни?

Фохт: Да, капитан. Мы регистрируем десять источников жизни. Наверное, это экипаж.

Дарге: Успели, хорошо. Курс на сближение.

Фохт: Есть.

 

Открытый космос. Сектор 62:

 

Теперь мы видим подбитый транспортник своими глазами, а также приближающийся земной крейсер. Корабль явно готовится к захвату и буксировке.

 

Мостик «Друида»:

 

Дарге: Лейтенант, свяжитесь с центаврианами. Узнайте, что у них стряслось, забрать ли их на борт, или останутся на корабле.

Фохт (через несколько секунд): Ответа нет.

Дарге: Как нет? Ты же сказал, что там десять центавриан.

Фохт: Вероятно, вышла из строя система коммуникации.

 

Лейтенант Фохт включает основной канал связи. Однако в эфире только сильное шипение.

 

Дарге (насторожившись): А СОС как послали? Неспроста это, не спроста. Отставить сближение! Разворот!

 

Открытый космос. Сектор 62:

 

Земной крейсер начинает разворот. В этот момент происходит мощный взрыв, разнося в щепки центаврианский корабль и нанося серьезный урон носовой части крейсера.

 

Мостик «Друида»:

 

Фохт (подавленно): Десять жизней. Так легко.

Дарге: Статус?

Фохт: Повреждено 30 процентов брони в носовой части корабля, носовые орудия полностью вышли из строя, 10-ти процентная потеря манёвренности.

Дарге: Да, ничего хорошего. Будем дожидаться паука, который расставил для нас эти сети?

Фохт (равнодушным тоном): Как прикажете, капитан.

Дарге (нахмурившись): Приготовиться к прыжку.

 

Открытый космос. Сектор 62:

 

По приказу командира рядом с крейсером открывается зона перехода. Но через секунду начинают формироваться другие точки для прыжка. Из гиперпространства выходят 4 эсминца класса «Сагат» (корабли рейдеров) и открывают огонь.

 

Мостик «Друида»:

 

Корабль сотрясает от первых попаданий.

 

Дарге (с наигранным спокойствием): Да, не вовремя. Ответный огонь! Главные орудия к бою! Берём курс на ближайший «Сагат». Зону перехода держать открытой!

Фохт: Что Вы задумали, капитан?

Дарге: Будем ею прикрывать свой тыл.

Фохт: А дальше? Мы же не сможем открыть вторую, а путь к этой нам перекрыли.

Дарге: Не дрейфь, лейтенант.

 

Открытый космос. Сектор 62:

 

Повернув налево и оставив за кормой открытую зону перехода, «Друид» спасает себя от окружения, оставаясь на короткое время против двух эсминцев вместо четырёх. Он получает ряд ударов и отвечает тем же. Часть лучей рассеивают перехватчики. Крейсер Земли бьёт из главных орудий по одному из кораблей рейдеров и наносит ему тяжёлые повреждения, буквально разнося всю носовую часть в щепки. Эсминец захлёбывается в огне, его орудия замолкают.

В этот момент задние два «Сагата» облетают точку перехода и приготавливаются открыть огонь в тыл «Друиду».

 

Мостик «Друида»:

 

Дарге: Закрыть зону перехода! Сформировать вторую! Уходим.

Фохт: Координаты точки?

Дарге: Центр «Сагата».

 

Капитан указывает на ещё почти невредимый эсминец впереди.

 

Фохт: Капитан, я…

Дарге: Некогда думать, лейтенант, давай.

Фохт: Есть.

 

Открытый космос. Сектор 62:

 

Зона перехода начинает формироваться, как кажется, прямо внутри пиратского эсминца. Воронка разрастается, разрывая на куски корабль рейдеров. Сильный энергетический всплеск и взрыв. Поток обломков стремительно несётся в сторону земной «Авроры». «Друид» ускоряется. Груды обломков бьются о его борта, нанося повреждения. Серьёзно потрепанный корабль выполняет прыжок. Два оставшихся корабля бандитов отправляются в погоню, формируя свои точки перехода.

 

Мостик «Друида»:

 

Дарге (сурово): Ложимся на прежний курс. Максимальная скорость!

Фохт: Да, капитан.

Дарге (взглянув внимательно на заместителя): Давайте сигнал! Операция началась.

Фохт: Так точно.

 

Гиперпространство:

 

На оранжево-чёрном фоне мы видим поврежденную «Аврору», на удивление сохраняющую неплохой ход, и преследующие её два пиратских эсминца. Имеющие серо-чёрную раскраску корабли рейдеров выглядят словно коршуны, преследующие свою добычу и уже выпустившие когти, чтобы схватить её и разорвать.

 

«Вавилон-6». Синий сектор. Медотсек:

 

Перед прозрачным стеклом одной из палат медотсека стоит человек, женщина. Однако, камера сфокусирована не на ней, а на человеке, лежащем на кровати, в самой палате. Это тот же мужчина, недавно прибывший на станцию, Дэвид Рейнольдс. Мужчина спит. И, похоже, этот процесс доставляет ему радость, так как его лицо выглядит теперь вполне умиротворенным. И тут мы слышим голос человека, подошедшего к женщине, стоящей перед стеклом. Это Кристофер Келл.

 

Келл (бодро): Здравствуйте, доктор. Я хотел попросить Вас об одолжении.

Ли: Капитан, извините. Не могли бы Вы чуть потише. Здравствуйте.

Келл (с любопытством): Что случилось?

Ли (указывая на спящего): У меня пациент с сильным переутомлением. А что за одолжение?

Келл: У атташе посла бракири какие-то проблемы со здоровьем. Вы не могли бы взглянуть? Естественно, это строго между нами.

Ли: Естественно. Посмотрю.

Келл: Спасибо Вам. Так Вы говорите, он здоров?

Ли: Кто? А, да, абсолютно, просто сильно переутомлен. Этот человек прилетел утром.

Келл: И спит с самого приезда?! (поднимает брови) Мне бы так хоть разок.

Ли (улыбается): Нет, он просыпался ненадолго. (вздыхает) Хотел уйти. Однако я попросила его подождать в палате, пока персонал не принесёт питательные вещества и витамины. Когда я вернулась, он снова спал, как младенец.

Келл: Он рассказал что-нибудь о себе? О том, зачем прилетел сюда, и чем вызвано столь сильное переутомление?

Ли: Сказал только, что он своего рода странник, что сейчас он осуществляет мечту своей жизни. Дэвид хочет, используя различные звездолёты, пересечь вселенную из края в край.

Келл (улыбнувшись): То есть «автостопом»?

Ли: Вот именно.

Келл: Занятно. Что ж, не он первый, не он последний.

Ли: Согласна.

Келл: Да. Наверное, Шу’Корту было бы любопытно поговорить с этим человеком. Нарны, в последнее время, склонны к таким вещам, как и минбарцы, кстати, с их «дорогой в океан».

Ли: Пожалуй, Вы правы.

 

Келл хочет сказать что-то ещё, но в этот момент пищит его коммуникатор. Он тут же отходит в сторону, чтобы не тревожить пациента. Джоанна Ли поворачивает голову, наблюдая за Келлом. Камера делает то же самое. Главврач станции видит, как сильно меняется лицо капитана во время разговора. Он только бросает расстроенный взгляд на доктора, что-то отвечает и тут же убегает.

 

«Вавилон-6». Синий сектор. Командный мостик:

 

Камера висит под потолком командной рубки, таким образом, охватывая её всю. Открывается дверь, на мостик буквально влетает Кристофер Келл. Камера опускается ближе к Келлу и подошедшему к нему Роберту Кингу.

 

Келл: Сколько времени прошло с момента отправки сигнала?

Кинг: Сигнал свежий, капитан. Они пытаются оторваться от двух пиратских эсминцев. Их корабль поврежден, рано или поздно их догонят. Но шансы есть.

Келл: Есть, но надо действовать быстро. Эскадрильи Альфа, Бета и Сигма – старт! Звено Эпсилон остаётся для охраны станции. Передайте на «Центурион». Пусть готовятся к вылету и к принятию моего челнока. Свяжитесь с рейнджерами, насколько я помню, сейчас здесь есть две «Голубые звезды». Нам понадобятся все силы, которые есть. За дело.

 

Вблизи «Вавилона-6»:

 

Камера провожает челнок Кристофера Келла до «Центуриона». Вокруг него дрейфуют «Голубые звёзды» и истребители. Эсминец поглощает челнок. Корабли стартуют, ускоряются, открывается область перехода, прыжок.

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Слышится характерное для гиперпространства потрескивание энергетических разрядов. Погоня в разгаре. Рейдеры наступают «Друиду» на пятки. Расстояние выстрела почти достигнуто. Камера приближается к крейсеру, показывает крупным планом его двигатели. Свет выделяемой энергии тускнеет, корабль медленно, но верно теряет ускорение.

Вдруг с левой стороны появляется ещё пара «Сагатов» с истребителями.

 

Мостик «Друида»:

 

Фохт: Капитан…

Дарге: Вижу. Пытаются нас загнать в ловушку. Что ж, позволим им это сделать.

Фохт (отчаянно): Но это верная смерть. Конец.

Дарге: Смерть – это не конец. Лейтенант, не раскисать! Все знали, на что идут. Истребители пуск! Как говорится, раненый зверь намного опасней.

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Корабли рейдеров подходят на расстояние выстрела, ракеты стаями вырываются в сторону побитого крейсера. «Друид» сопротивляется, используя весь оставшийся у него арсенал. Несколько лучей от крейсера достигают цели, полосуя носовую часть ближнего эсминца. Следом по рубцам, оставленным лучевыми орудиями, проходится серия ракет. Видимо, некоторые из них попадают чрезвычайно удачно, так как переднюю часть корабля рейдеров сотрясает серия взрывов. Становится ясно, что этот эсминец получает сильные повреждения, но по-прежнему представляет серьезную опасность. А удача «Друида» на этом иссякает, ибо другой «Сагат» начинает с полной силой «барабанить» по корме «Авроры». Пробоины истерзанного крейсера ненадолго озаряются вспышками взрывов. Удивительно, что кораблю до сих пор удаётся сдерживать натиск.

Истребители, защитники крейсера героически и с большим умением разрушают комбинированные атаки вражеских истребителей и эсминцев, каждый раз буквально вытаскивая «шею» окружаемого крейсера из «петли».

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

На оранжевом фоне гиперпространства движется небольшой флот, состоящий из эсминца класса «Победа», двух «Голубых звёзд» и трёх звеньев истребителей. В «гипере» сложно судить о скорости перемещения кораблей, но по мощному сиянию двигателей становится ясно, что флот на полном ходу. Камера приближается к самому крупному кораблю, на экране появляется его название – «Центурион», а также символика станции «Вавилон-6».

 

Мостик «Центуриона»:

 

Теперь камера расположена на командном мостике флагманского корабля. В центральном отсеке, рядом с командирским креслом стоит капитан Кристофер Келл. Он внимательно и напряженно смотрит на дисплей слева от него.

 

Келл (больше сам себе): Мы почти на месте. Точка, откуда пришел сигнал, совсем рядом. (к капитану эсминца Томасу Чену) Капитан, готовность номер один. Сканировать все частоты на предмет новых кодированных сигналов. Результат выводить на мой монитор.

Чен: Разумеется, капитан.

 

Результат не заставляет себя ждать.

 

Чен: Капитан Келл, мы получаем сигнал с «Друида». Они не смогли уйти от погони и увязли в схватке. Мы в десяти минутах полёта от их местоположения.

Келл: По прибытии выпускайте свои истребители, пусть сразу же прикрывают крейсер. Выжмите из этой посудины всё, капитан.

 

Экран гаснет. И снова загорается.

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Прошло восемь минут. Флот выиграл две минуты.

Перед командой «Центуриона» предстаёт страшная картина. Крейсер Земли уже не похож на военный корабль, а скорее напоминает груду металлолома. Двигатели выключены, либо выведены из строя. Броня буквально вывернута на изнанку. Из вооружения функционируют только две орудийные башни с тяжелыми импульсными пушками, что с трудом, но позволило «Друиду» не подпустить противника слишком близко. Правда, еще чуть-чуть и крейсер окончательно станет космическим мусором, так как натиск четырёх пиратских кораблей удавалось сдерживать всё с большим трудом.

 

Мостик «Центуриона»:

 

Келл: Главное орудие к бою! Цель — эти два мерзавца. (Он указывает на два пиратских корабля на только что появившемся экране)

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Камера переключается на гиперпространство, отображая на экране «Центурион». На концах трёх его крыльев появляется яркое свечение, свидетельствующее о накоплении большого количества энергии. Свечение выплескивает из себя три луча, объединившиеся в носовой части корабля в один чрезвычайно мощный поток энергии. Смертельный поток просто испепеляет один из пиратских эсминцев, а второму за счёт своевременного маневра удаётся уйти. Рейдер быстро меняет акцент своей атаки, концентрируя его на «Центурионе».

 

Мостик «Центуриона»:

 

Келл: Пусть истребители охраняют «Друид», а «Голубые звёзды» займутся этим кораблём. Мне нужна связь с «Друидом».

Офицер связи: Связь установлена.

Келл (появившемуся на экране Марку Дарге): Как у вас обстановка?

Дарге: Какая тут может быть обстановка? Приходи и сам посмотри. Если бы не вы, не свидеться бы нам на этом свете.

Келл: Двигаться можете?

Дарге: Пока да, если это можно назвать движением. Черепаха и та была бы сейчас быстрее.

Келл: Хорошо, отходите.

Чен: Капитан Келл, сенсоры указывают на новых игроков.

Келл (удивленно): Что?!

Чен: Два «Сагата» с истребителями.

Келл: Чёрт возьми, да откуда же им взяться-то?!

Дарге: Гнездо у них здесь неподалёку, понимаешь?

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Камера будто выпрыгивает из корабля Межзвёздного Альянса и оказывается в пространстве. С правого фланга «Центуриона» появляются два корабля рейдеров. Камера поворачивается. Спереди как безумный напирает тот, который ушёл от мощного залпа «Победы».

 

Мостик «Центуриона»:

 

Келл: Всем кораблям, приказываю отступить. Прикрываем «Друид» и уходим. Мы будем идти позади конвоя и поумерим их пыл.

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Флот Альянса поворачивает и старается уйти. Рейдеры начинают преследование. Пять «Сагатов» и порядка четырёх десятков пиратских истребителей бросаются в погоню за едва летящим «Друидом», «Центурионом», уже одной «Голубой звездой» и двумя десятками «Громовержцев».

 

Мостик «Центуриона»:

 

Чен: Капитан, мы фиксируем множественные цели прямо по курсу. По меньшей мере, две эскадрильи истребителей класса «Крафт».

Келл: Вот влипли! Эскадрильям альфа и бета, перехватить их!

Чен (ошарашено): Капитан, боюсь у меня снова новости.

Келл: Что случилось, капитан? Что там опять?

Чен: Сканеры засекли крупный объект. Неподалёку от нас. Похоже он стационарен.

Келл (с сарказмом): В гиперпространстве?! Поздравляю, капитан, Вы сегодня просто кладезь хороших новостей. Мне нужна информация.

Чен: Выполняю. (пауза) Есть данные. Военная база и множество кораблей. В основном истребители. Объект будет в поле зрения через две минуты.

Келл: Что ж, теперь ясно, откуда они взялись. Вот оно гнездо. Крупные корабли у нас на хвосте?

Чен: Так точно.

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Мы видим, как «Центурион» проходит сквозь черную дымку гипера. Слышен треск энергетических разрядов. Камера разворачивается. На экране огромное механическое сооружение, напичканное орудиями ближнего и дальнего радиуса действий. На военной станции отчётливо видна символика рейдеров.

 

Мостик «Центуриона»:

 

Келл (по каналу связи):  Что ж, дружище Дарге, вопрос о вашем и нашем спасении теперь встаёт ребром. Данные получаете? Что думаешь по этому поводу?

Дарге: Думаю, что этого «чёртова улья» не должно быть так близко от твоей станции.

Келл: Думаешь, хватит сил?

Дарге: Нет.

Келл: Ха, нравится мне твой подход! Всем кораблям, повторяю всем кораблям, главная цель – эта база. Не важно, как закончится наш бой, но её после него существовать не должно.

 

«Вавилон-6». Красный сектор. Кафе «BabCofee»:

 

За небольшим круглым столиком кафетерия сидит женщина в форме медицинского персонала. Одной рукой она держит кружку с кофе, другой портативный компьютер, экран которого увлеченно рассматривает и даже не замечает, как к ней кто-то подходит.

 

Шу’Корт: Добрый день, госпожа Ли.

Ли: Ой, здравствуйте, посол. Простите, я Вас не заметила.

Шу’Корт: Ничего, ничего, я просто заметил Вас, проходя мимо, и решил, поприветствовать. Трудный день?

Ли: Да нет, не трудный, просто пришлось приглядывать за одним человеком.

Шу’Корт: Строптивый пациент?

Ли: Что-то вроде этого. Просто он, не успев прилететь на станцию, попал в лазарет с истощением. Он путешественник, странник, если можно так сказать. Этот человек задался целью пересечь всю вселенную из края в край, используя для этого всевозможные корабли. Сумасшедшая затея, сами понимаете.

Шу’Корт: Отнюдь. Я нахожу это очень интересным.

Ли: Вот, капитан сказал тоже самое.

Шу’Корт: Этот человек ещё на станции? Можно мне увидеть его? Пожалуй, нам есть о чём поговорить.

Ли: Пожалуйста. Он зарегистрировался официально, Вы сможете найти его адрес с помощью терминала станции.

Шу’Корт: Спасибо, госпожа Ли. Удачного дня.

Ли (окликает): Посол, а Вы не хотите сначала узнать имя человека, чтобы его можно было найти?

ШуКорт: О, разумеется, доктор…

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Камера попадает в гущу событий. Гиперпространство кишит истребителями чёрной и иных окрасок. Идёт жуткий бой. Три пиратских эсминца терзают «Центурион», стараясь подавить его огневой мощью и постоянно маневрируя, чтобы избежать выстрела главного орудия. «Друид», прикрываемый эсминцем класса «Победа» и небольшой группой истребителей, пытается оказать огневую поддержку, но малоэффективно. Ещё один пиратский эсминец принялся за охоту на «Голубую звезду», которая, обладая высокой скоростью, маневрировала и огрызалась ответным огнем, то и дело сбивая малые машины врага. Однако так долго продолжаться не могло. Сначала под огненный луч попала левая сторона, затем мощный энергетический всплеск разорвал небольшой корабль на части. Перед камерой медленно проплывает полыхающий корпус одного из кораблей рейнджеров. Гиперпространство то и дело озаряется взрывами гибнущих истребителей, как с одной, так и с другой стороны.

 

Мостик «Центуриона»:

 

Келл: Вот чёрт. Вот сво…

 

В этот момент корабль сотрясает серия прямых попаданий.

 

Келл: Повреждения?

Чен: Частичная потеря мощности. Пробоин нет. Но интенсивность огня снизилась.

Келл (по каналу связи): Дарге, как вы там?

Дарге: Кувыркаемся потихоньку. Будто бы есть выход?!

Келл: Да, вариантов у нас немного. Связистам запустить сигнал с просьбой о помощи, ситуацией и координатами. Не справимся мы, так, может, кто и добьёт.

 

Экипаж смотрит на Келла, ожидая приказа.

 

Келл (гневно): Подходим вплотную к базе. Стреляем из главного орудия. А дальше подсыплем им соль на рану. Протараним их ко всем чертям. Выхода у нас нет. Пути к спасению отрезаны. Мы не можем оставить этот объект под носом у «Вавилона-6». Все согласны?

 

Ответом была одобряющая тишина.

 

Келл: Тогда за дело.

 

В разговор вклинивается капитан «Друида».

 

Дарге: Не надо! Это не конец.

Келл: Что?!

Дарге: Смотри!

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

В этот момент гиперпространство как будто начинает открываться. Сначала в одном месте. Потом ещё и ещё. Оранжевую пелену пронзают несколько «чёрных дыр». Из отрытого космоса появляется флот Земного Содружества, ведомый авианосцем класса «Триумф». Этот корабль напоминает скорее космическую станцию, чем корабль, в основном благодаря своим внушительным размерам. Его сопровождают два крейсера класса «Аврора», один эсминец класса «Крестоносец», два корвета класса «Стражник» и эсминец рейнджеров «Паладин». Камера приближается к авианосцу, ненадолго показывая его название: «Зевс». Затем камера перемещается вперёд, удаляется от корабля и демонстрирует его шлюз, который начинает медленно открываться. Это напоминает огромное красное жерло вулкана, из которого вылетают куски магмы. На самом деле это истребители и штурмовики, имеющие красную окраску брони. Далее на экране снова появляется авианосец.

 

Мостик «Паладина»:

 

На мостике эсминца стоит полковник Рихтер.

 

Рихтер: Полковник Рихтер вызывает капитана Келла.

Келл: На связи. Полковник, Вы не представляете, как я рад Вас слышать. Но как Вы…? Вы же улетели в сектор Паро-4.

Рихтер: Об этом потом, Кристофер. А теперь, если Вы не против, займёмся нашей проблемой. Поддержите нас.

Келл: Мы за Вами.

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Два крейсера класса «Аврора» на время отвлекают на себя несколько крупных кораблей противника. В это время «Паладин» и «Центурион» приближаются к военной базе рейдеров. На мгновение корабль Келла сливается с пространством, перераспределяя энергию. Спустя мгновение энергетический всплеск освещает гиперпространство с невероятной силой. Смертоносный поток пронзает механического гиганта насквозь. Этот удар мощными залпами поддерживает авианосец Земли. Раздаётся мощный взрыв, будто зажглась сверхновая. Ударная волна буквально сметает истребители, защищавшие станцию. Однако остаются ещё четыре «Сагата» и несколько звеньев истребителей, всё же представляющих собой не дюжинную силу. Потеря базы заставляет их понять, что пути к отступлению нет, поэтому они с яростью бешеных львов набрасываются на авианосец. Снова ослепительная вспышка, и один «Сагат» разлетается на куски, будто сделанный из картона.

 

Мостик «Центуриона»:

 

Рихтер: Истребителям прикрывать нас. Штурмовикам и крупным боевым кораблям сосредоточиться на «Сагатах». Огонь по усмотрению. Постоянно слать сигнал с предложением сдаться. Дерёмся до капитуляции, нам нужны живые.

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Штурмовики бросаются на корабли врага, будто шершни жарким летом, терзая и жаля огненными жалами. «Авроры» и другие корабли не прекращают стрельбу, так как рейдеры отвечают тем же, не думая сдаваться. Один из «Сагатов» замирает на месте, после чего его охватывает серия взрывов. Та же участь постигает одну из «Аврор». Штурмовики дерутся теперь с истребителями пиратов, прикрывающими свои крупные корабли. В какой-то момент тяжёлые корабли выстраиваются друг напротив друга, продолжая вести интенсивный огонь. Сражение напоминает сцену одного из древних морских сражений на Земле. В это время рейдеры разбиваются на группы по одному эсминцу с десятком истребителей, каждая из которых начинает атаку на один из самых крупных кораблей противника, то есть на «Паладин», «Зевс» и порядком потрёпанный «Центурион», совершенно игнорируя при этом остальные мишени. Это был отчаянный шаг, но сдаваться они, похоже, не собирались.

В сторону «Паладина» и «Зевса» сыплются градом ракеты, сопровождаемые вспышками молний. Смертоносные градины «барабанят» по бортам кораблей. Складывается впечатление, что рейдеры используют весь запас с ходу, так как перехватчики не справляются со своей задачей на 100 процентов.

 

Мостик «Центуриона»:

 

Келл: Статус?

Чен: Есть пробоины. Потеря мощности. Огневая мощь – 30 процентов.

Келл: Пора заканчивать эту бойню. Почему они не сдаются? Не похоже это на рейдеров. Неужели нажива дороже жизни?

 

Гиперпространство. Неизвестный сектор:

 

Вскоре остатки сил пиратов попадают в окружение, но продолжают огрызаться с необычайной свирепостью.

Тут тройка штурмовиков «Зевса» проносится над последним «Сагатом» и запускает в него свои мины. Мощные взрывы сотрясают пиратский эсминец, и он разламывается на части.

Оставшиеся без поддержки истребители, видя совершенную безвыходность положения, ложатся в дрейф, давая понять, что сражение для них закончено. Это подтверждает сигнал, получаемый в этот момент полковником Рихтером. Схватка завершается.

 

«Вавилон-6». Коричневый сектор. Коридор:

 

Посол Нарна Шу’Корт останавливается перед дверью одной из кают. Некоторое время он медлит. Затем касается рукой стены рядом с дверью. Внутри раздаётся звонок.

 

Рейнольдс: Да?

Шу’Корт: Здравствуйте, господин Рейнольдс. Это посол Нарна Шу’Корт. Я узнал от доктора Ли о цели Вашего визита и заинтересовался. Можно с Вами поговорить?

 

Дверь, шурша, отползает в сторону. Шу’Корт входит. В центре более чем скромной комнаты стоит Дэвид Рейнольдс. Он немного смущенно улыбается.

 

Рейнольдс: Здравствуйте, господин посол. Для меня это большая честь.

Шу’Корт: Не думаю, что видеть перед собой нарна представляется кому-то большей честью, чем видеть представителя какой-нибудь другой расы.

Рейнольдс (пожимая плечами): Может быть и так. Присаживайтесь.

Шу’Корт: Благодарю.

Рейнольдс: Чем могу помочь?

Шу’Корт (садится): Вы знаете, я всегда восхищался такими существами, как Вы.

Рейнольдс (смущённо улыбнувшись): Это, какими же?

Шу’Корт: Что же подвигло Вас на это путешествие?

Рейнольдс: Пожалуйста, я не делаю из этого секрета. Мне 58 лет. Я был врачом. По мере своих скромных сил, старался помогать людям. Однако однажды не смог уберечь самого себя, попав в страшную аварию. Я пробыл в коме три года. Моё тело буквально соткали заново, поэтому я выгляжу гораздо моложе, чем я есть.

Шу’Корт: Вы правы. Я бы дал Вам лет сорок. О, прошу прощения. Продолжайте, пожалуйста.

Рейнольдс: Когда я поправился, долго не мог поверить в то, что со мной произошло. Я потерял старую жизнь, всё, что было мне дорого. Я потерял семью в той аварии.

 

Шу’Корт выразил на лице искреннее сожаление, но ещё раз перебивать собеседника не стал.

 

Рейнольдс: Долгое время я был словно парализован. Моё тело жаждало движения, а душа пребывала в ужасной тоске. Я не хотел эту новую, подаренную мне жизнь, но я не мог отвергнуть её. В конце концов, я понял, что всё это неспроста, и нужно использовать подаренный шанс.

Шу’Корт: Что ж, причины для этого могут быть абсолютно разные. Ваша причина вызывает искреннее уважение. Мне кажется, что в каждом из нас сидит такой вот странник или путешественник, как угодно. Просто далеко не каждому хватает силы духа, последовать за этим странником. Ведь это стоит огромных усилий – сделать первый шаг.

Рейнольдс: Вы правы.

Шу’Корт: Что же Вам удалось увидеть? Где Вы уже побывали?

Рейнольдс: Самое красивое, ценное и невероятное скрывается не там далеко, во мраке космоса. Оно скрывается внутри. Только, чтобы это увидеть, ощутить, осмыслить, необходимо проложить огромный путь. Вы ведь сами знаете, путь – это есть цель. Тело наше настолько уникально, мудро и волшебно, что трудно передать словами. Оно уже содержит в себе всю мудрость Вселенной, только раскрывается она тем, кто готов пройти её из края в край. Понимаете? Всё взаимосвязано. Чтобы узнать, что там вовне, нужно уйти внутрь себя. И наоборот. Чтобы познать себя, нужно отправиться до края Вселенной, и тогда она расскажет всё о тебе.

 

Камера немного отдаляется, оставляя собеседников. Шу’Корт внимательно слушает человека, внешне молодого, но с печальным грузом времени в глазах.

 

Гиперпространство. Мостик «Зевса»:

 

В конференц-зале авианосца собралось много офицеров. Здесь были капитаны крейсеров и эсминцев, их старшие помощники, рейнджеры, а также полковник Джон Рихтер, капитан Кристофер Келл и командующий авианосца – адмирал Фуджимо. Большая часть собравшихся командиров уселась за круглым столом.

Кристофер Келл шёпотом обращается к Марку Дарге.

 

Келл: Так значит, ты обо всём знал заранее. Ничего не скажешь, настоящий друг.

 

Келл в шутку обижается, хотя настроение офицеров явно приподнято.

 

Дарге: Признаю, я был в курсе. Просто мы не могли допустить утечки. Ты знаешь, уши есть везде. А у рейдеров в последнее время они так просто гигантские. Тут дело не в тебе.

Келл (улыбаясь): Не во мне, говоришь, да если бы мы не подоспели, мы с тобой сейчас не разговаривали.

Дарге: Ты прав. Мы надеялись, что Ваша помощь даже не понадобится, но недооценили противника, поэтому именно твоя оперативность спасла жизнь мне и моему экипажу. Спасибо.

Келл: Пожалуйста. Может теперь, вы посвятите меня в детали уже прошедшей операции?

 

Дарге хочет ответить, но слово берёт Рихтер, как всегда с серьёзным выражением лица.

 

Рихтер: С позволения адмирала Фуджимо, я поясню всем присутствующим детали операции. Некоторое время назад разведке Земного Содружества стало известно намерение рейдеров провести операцию по уничтожению крейсера класса «Аврора», дабы разузнать его способности, сильные и слабые стороны. Предполагая вблизи «Вавилона-6» пиратскую базу, я предложил использовать именно этот район для заманивания рейдеров на атаку «Авроры». План был довольно прост. С самого начала полёт «Друида» в дальний патруль был наживкой. Он должен был засветить одинокий крейсер перед пиратской базой. Мы ожидали нападения на обратном пути «Друида», так как рейдерам самим требовалось подготовиться к удару. Так и случилось. «Друид» попал в засаду. Началась погоня, во время которой капитан Дарге отправил сигнал вам и скрытый сигнал для нас. Рейдеры среагировали быстрее, поэтому своевременное появление сил «Вавилона-6» и стало переломным, а не наше, как могло показаться. Тем более, что у них под боком, как оказалось, были серьёзные козыри. Расположение базы в гиперпространстве – это уже пахнет серьёзной силой. В одиночку рейдеры не могли создать подобное. Теперь можно сказать наверняка – они получают поддержку, причём от очень могучего покровителя. Но сегодня мы победили.

Келл: Да, мы не могли позволить такой махине сидеть у себя под носом.

Рихтер: Конечно, нет. Здесь ты прав. Однако после операции ответов не прибавилось, а вот вопросов… И до сегодняшнего дня мы не видели всей серьёзности положения. А положение, действительно, критическое. Кто, как и зачем поставляет рейдерам ресурсы и технологии для постройки такой базы?

Келл: Да, мне тоже было бы интересно познакомиться с этими неизвестными.

Дарге: Думаю, рано или поздно, они предоставят нам эту возможность. Причём самостоятельно. И сейчас искать их может нам больно аукнуться.

Келл: Мы постараемся быть к знакомству готовыми.

 

«Вавилон-6». Синий сектор. Кабинет Келла:

 

Свет затемнён. Келл сидит на диване и слушает песню «Across the Universe». Тут входит Шу’Корт и здоровается с капитаном.

 

Келл: Присаживайтесь, посол.

Шу’Корт (садится): Я слышал, у вас сегодня был тяжёлый день.

Келл: Тяжёлый – это ещё мягко сказано, посол. Пришлось порядком потрудиться. Видели повреждённые корабли снаружи?

Шу’Корт: Да, обратил внимание. Много погибло?

Келл: Да, схватка была не лёгкой. Разгромили пиратское логово.

 

Шу’Корт задумчиво кивает и на мгновение вслушивается в звучащую песню. Келл замечает это.

 

Келл: Я слышал, Вы сегодня познакомились с господином Рейнольдсом.

Шу’Корт: О, да. Это уникальный человек. Я только что проводил его на корабль. Очень жаль, что Вам не удалось познакомиться с ним.

Келл (задумчиво): У людей есть высказывание: мир тесен. Я в таком случае добавляю: а Вселенная ещё теснее. Может быть, нам доведётся встретиться с ним где-нибудь в другом месте, в другое время.

Шу’Корт (улыбается): Вы так же, как и я знаете, что нет ничего невозможного.

 

Шу’Корт поднимается и направляется к выходу.

 

Шу’Корт: Спокойной ночи, капитан.

Келл: Вам так же, посол. Вам так же.

 

Экран темнеет.

2 комментария

  1. А удачная идея, и реализация на высоте. Интрига увлекает, сами сценарии стимулируют воображение. Буквально в голове появляется картинка, словно смотришь серии. Читается с таким же интересом, с каким в свое время я смотрел сам «Вавилон-5».

    • Спасибо. Приятно знать.
      Мы стараемся удерживать качество и раскручивать сюжет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *