30. Серия: «Любовь к чистоте и грязи»

На станции зарождаются Трущобы – приют для нищих, обездоленных и преступников разных мастей. Как поступить с этим явлением и как помочь другу, попавшему в неординарную передрягу, предстоит выяснить губернатору «Вавилона-6».

Идея: Drond
Автор: Drond
Редактор: Drond

 


Экран загорается. На нём видна Торина-5 и «Вавилон-6» на её орбите. Из-за планеты показывается солнце, касаясь своими лучами станции.

«Вавилон-6». Синий сектор. Квартира Волкова:

Камера показывает вещи на полу в спальне, затем поворачивается и показывает кровать, на которой спит Кэти. По её обнажённому плечу видно, что она спит не одетая. Камера смещается в сторону и показывает душевую, где виден мужской силуэт, принимающий душ.
Через минуту из душевой кабинки выходит Волков, замотанный в полотенце. На его обнажённом плече ещё виден заживающий след от ножевого ранения.
Вдруг звучит звонок в дверь. Николай бросает взгляд на спящую Кэти и направляется к двери, закрывая двери спальни.
Волков, накидывая халат, приказывает двери открыться. Она отодвигается в сторону, и буквально на один шаг внутрь входит Холдер. Он мгновение окидывает взглядом комнату, видимо, подбирая слова, и уже открывает рот… но вдруг дверь спальни открывается и оттуда ввглядывает Кэти. Она по-прежнему голая, но укутана одеялом так, что видны лишь голова и плечи.

Кэти (растерянно): Ой! Я думала… вещи мои принесли…
Холдер: Прошу прощения.

Командор незамедлительно удаляется, оставляя несколько растерянного Волкова стоять перед открытой дверью.

Волков (гневно компьютеру): Закрыть!

Когда дверь закрывается, Кэти подходит к Николаю, опустившемуся на диван.

Кэти (искренне): Прости меня. Я думала… Я уйду тут же, как мои вещи…
Девушка замолкает, понимая, что любые слова сейчас бессмысленны.

Синий сектор. Кабинет Келла:

В кабинете Келл, сидящий за своим столом. Напротив него женщина лет шестидесяти, одетая в деловой костюм.

Келл: Госпожа Эдегор, согласно отчётам на станции заметно ухудшилась общая обстановка. Начальник технической службы жалуется на нехватку людей и просит выделить ему дополнительные средства, поскольку в помещениях станции стало больше мусора, участились случаи вандализма, нелегального использования систем снабжения. Служба безопасности докладывает о повышении количества мелких преступлений: карманные кражи, нападения с целью грабежа, драки и так далее. В поисках причины такого ухудшения положения дел я обнаружил, что контингент проживающих на станции заметно ухудшился.
Эдегор: Вы сами требовали сделать станцию привлекательней, нам пришлось понизить цены на аренду жилья. Низкие цены привлекают более широкие слои населения, среди которых, к сожалению, велика доля малоимущих, а это влечёт за собой большую долю криминальных элементов.
Келл: Да, но в долгосрочной перспективе это выйдет нам боком. Вы когда последний раз были на нижних уровнях Коричневого сектора?
Эдегор (немного заводясь): Капитан, я живу в Коричневом секторе и по долгу службы пересекаю его от начала до конца практически каждый день. А когда Вы были там последний раз?
Келл: Сегодня утром.
Эдегор: Понятно. Вы отправились туда, чтобы проверить доклады своих начальников служб перед разговором со мной. Только, я Вам скажу, пускай они сами лучше выполняют свои обязанности. Возможно, тогда ситуация станет лучше. А что касается ухудшения контингента… дайте людям работу, и всё станет лучше.
Келл (задумавшись на несколько секунд): Послушайте. Я понимаю, что «Вавилон-6» должен по возможности реализовать миссию аналогичную миссии «Вавилона-5», быть похожим на свою предшественницу, но ведь не во всём. Трущобы, как на «Вавилоне-5», вряд ли входят в список для подражания.
Эдегор: И что Вы прикажете мне делать? Эти люди уже на станции. Мне их насильно выселять? Уверена, шеф Службы Безопасности предпочёл бы загнать войска и задавить проблему силой.
Келл: Что же это Вы так о Руссо. Он специалист в своём деле.
Эдегор: Он специалист и большой любитель силового метода решения проблем. Да, возможно, когда перед тобой враг, который хочет тебя убить, это и лучший способ, но не стоит применять насилие против своих же людей. Вот его зам, Эндрю Блэк, он хороший человек. Он пытается разобраться в проблеме, понять её причины, найти компромиссы. Скажу Вам, если когда-нибудь у Вас возникнет желание сменить Руссо, Блэк – Ваш кандидат.
Келл: Хорошо, госпожа Эдегор, я учту Ваши советы.
Эдегор: Ладно, капитан, мне пора работать.

Синий сектор. Офицерская столовая:

Келл, Руссо и Волков сидят за столом и ужинают, обсуждая события дня.

Келл (очевидно, заканчивая свой рассказ): Вот такая вот не совсем приятная  история.
Руссо: Это ещё что. У меня лет десять назад был такой случай. Я тогда ещё сержантом был. Стою на посту у штаба. Подходит к штабу человек в гражданском и пытается войти туда без пропуска. (смеётся) Компьютер ему говорит вставить пропуск в считывающее устройство, а он ломится в закрытую дверь. Подхожу я, вежливо пытаюсь намекнуть, что без пропуска не пройти. Мужик мне: «Ага», а сам начинает доставать какое-то устройство, чтобы взломать замок. Я, недолго думая, делаю шаг назад, направляю на него оружие и ору: «А ну назад, а то стрелять буду!».
Келл: А он?
Руссо: Он бросает всё, отскакивает и визгливым таким голоском: «Ты чё, мужик?! Я здесь по делу». Я ему, мол, вижу, по какому. И стою весь грозный такой. Оказывается, это был техник, которого вызвали в его выходной с, так сказать, «домашним» набором инструментов, чтобы он открыл адмирала Льюиса, который задержался в штабе, а система безопасности его закрыла.
Волков: Того самого Льюиса, друга полковника?
Руссо: Его самого.
Келл: И что потом?
Руссо: Ну, в принципе, ничего. Я действовал по инструкции. Слава богу, не пристрелил этого техника.

К столику офицеров подходит мужчина средних лет.

Мужчина: Здравствуйте, господа!

Офицеры здороваются.

Келл: Чем могу помочь, господин Жерар?
Жерар: Вы ничем. А вот капитану Волкову стоит сопроводить меня.
Волков: С какой целью?
Жерар: С целью выяснения обстоятельств преступления Вами закона.
Волков (недоумевая): В смысле?
Жерар: Растление лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста.
Келл и Руссо (одновременно): Что?!
Жерар (невозмутимо): Капитан, Вы пойдёте, или мне официально запросить Службу Безопасности эскортировать Вас в мой кабинет?

Волков с минуту размышляет, а друзья взволнованно ждут его решения. Затем Николай поднимается.

Волков: Ну что ж, пойдём, посмотрим, смогу ли я растворить Ваши грязные фантазии.

Жерар несколько меняется в лице. Видно, ответ Волкова его задел.
Волков и Жерар удаляются. Келл бросает ужин.

Келл (поднимаясь): Почему люди не могут жить и давать жить другим?
Руссо: Им нравится разрушать.
Келл: Мне, очевидно, тоже стоит что-нибудь разрушить.
Руссо (весело): Челюсть прокурора?
Келл: Возможно. Кстати, что там за проблемы с нижними уровнями Коричневого сектора? Почему Сандра Эдегор говорит, что ты любитель насилия?
Руссо: Для неё любое появление человека с оружием на публике представляется стремлением режима задавить народ. Она пацифистка.
Келл: Ну, а серьёзно?
Руссо: Как я уже докладывал, на станции участились случаи грабежа, воровства, вандализма и так далее. В первую очередь были задеты Коричневый и Красный сектора. Я увеличил количество патрулей, поставил своих людей в гражданском на рынках. Некоторых преступников мы задержали, пару раз довольно жёстко, так как сопротивлялись. У этих задержаний были свидетели. Пошли слухи. Видимо, это и имела в виду госпожа Эдегор.
Келл: Ясно. Мне нужен доклад по ситуации в Коричневом секторе завтра утром.
Руссо: Хорошо.

Один из главных коридоров станции между Синим и Зелёным секторами:

Келл идёт по коридору. Его догоняет Рамин.

Рамин: Доброе утро, капитан!
Келл: Доброе утро, Рамин!
Рамин: Капитан, я бы хотела пригласить Вас к себе для… беседы.
Келл: Рамин, я…
Рамин: Вы спешите, у Вас масса неотложных дел, в очередной раз надо кого-то спасать.
Келл (несколько удивлённый останавливается): Верно.
Рамин: Послушайте. Я понимаю, Вы любите свою работу, и, судя по всему, работа тоже Вас любит. И я, признаюсь, с удовольствием исполняю возложенные на меня обязанности. Но сгорать на работе нет никакого смысла. Так ведь и совсем сгореть можно. (берёт Келла под руку) Послушайте, мы совсем забросили Координационный совет. С тех пор, как на станции появился господин Холдер, мы больше не собирались и не обсуждали важные вопросы. А сейчас, когда появились афаари, у нас есть о чём побеспокоиться.
Келл: Что Вы предлагаете?
Рамин: Я предлагаю Вам ужин в своей квартире. Если хотите, говорить будем только о делах.
Келл: Не знаю. Сейчас опять столько всего навалилось…
Рамин (настойчиво): Обещайте мне!

Келл думает с минуту, затем утвердительно кивает.

Келл: Обещаю прибыть в Вашу квартиру сегодня вечером в 20:00.
Рамин (радостно): Вот и замечательно. До встречи, Кристофер.

Жёлтый сектор. Пассажирские бухты. Зал прибытия:

Здесь, как всегда людно. Очевидно, прибыло несколько пассажирских кораблей, так как свободного пространства становится всё меньше.
Камера показывает двух человек, стоящих в самой толпе и с некоторым отвращением наблюдающих за происходящим. Это Шимус Суини и Оливер Дуэйн.

Суини: Что ж, надеюсь, мне не придётся торчать долго в этом… свинарнике.

Его спутник кивком головы соглашается, потирая виски руками.
Оба проталкиваются сквозь толпу, то и дело сторонясь некоторых менее «привлекательных» инопланетян.

 


Это произошло. «Вавилон-6» был создан. Зажглась новая надежда, готовая сплотить вокруг себя искорки общего будущего. Дитя Межзвёздного Альянса и кровавой Битвы за Минбар, свеча во мраке бескрайнего космоса, «Вавилон-6» отстоял своё право на существование. Теперь он должен был отстоять его для альянса.

(Одновременно со словами показываются кадры из первого сезона: схватки с дрази и рейдерами, Джоанна Ли, склонившаяся над пациентом, столкновение нарнского крейсера с Ториной-5, атака феланнских воинов на жителей станции и другие).


 

Синий сектор. Помещения станционного суда. Кабинет прокурора:

В кабинете присутствуют прокурор Жерар, Келл, Волков, Ли, судья Уотсон, адвокат Ортис-Наранхо. Все сидят.

Жерар: Предлагаю начать слушание по делу о растлении капитаном Волковым несовершеннолетней Кэтрин Рут. В связи с тем, что данное разбирательство может негативно сказаться на карьере капитана Волкова, а также по настоятельной (бросает опасливый взгляд на Келла) просьбе губернатора станции, мы начнём с неофициального выяснения обстоятельств случившегося. Доктор Ли провела медицинский  осмотр пострадавшей. Прошу Вас, доктор.
Ли: Да, я обследовала Кэтрин Рут. У неё не было полового акта в последние дни, также как и не было его ещё, вообще, никогда. Эта девушка девственница. Кроме того, не было обнаружено никаких следов насилия. Имеются только отдельные старые шрамы, по словам «потерпевшей» полученные во время феланнского инцидента.
Жерар: Тем не менее, закон предписывает, что любые действия сексуального характера между совершеннолетним и лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, произведённые даже по инициативе пострадавшей стороны, являются преступлением. А, как мы знаем, Кэтрин Рут была замечена в квартире господина Волкова абсолютно обнажённой.
Ли (немного горячась): Послушайте, все люди время от времени раздеваются, чтобы переодеться, чтобы сходить в душ… даже несовершеннолетние. Вы планируете теперь вылавливать всех взрослых, которые МОГЛИ БЫ видеть подростков обнажёнными?
Жерар: Да, все раздеваются, но не в квартире чужого мужчины.
Ли (ещё более горячо): У неё нет своей квартиры. И этот чужой мужчина (указывает на Николая), возможно, самый близкий ей человек, поскольку у девушки больше никого нет на белом свете.
Ортис-Наранхо: Так, прошу всех не отвлекаться от сути…

В кабинет без приглашения входят Суини и Дуэйн.

Суини (самоуверенно): О, от сути никогда не стоит отвлекаться.
Все в недоумении смотрят на вошедших.
Суини: Разрешите представиться. Меня зовут Шимус Суини. Я помощник сенатора Бреннигана. Господин сенатор узнал о неприятном инциденте и приказал мне прибыть сюда и помочь уладить проблему. (словно только что вспомнив о своём спутнике) А это господин Дуэйн, телепат из Службы контроля. Господин Дуэйн здесь, чтобы установить невиновность господина Волкова, так как, признаюсь, я не могу себе представить, чтобы капитан подобным скандальным образом мог нарушить закон.

Все недоверчиво смотрят на вошедших. Те усаживаются на свободные места.

Ортис-Наранхо: В свете изменившихся обстоятельств, предлагаю отложить дальнейшее слушание. К тому же прошу судью позволить визит Кэтрин Рут к психотерапевту для установления её психического состояния.
Суини: Зачем столько мороки? Позвольте господину Дуэйну просканировать Волкова, и всё сразу встанет на свои места.
Судья: Пока что я, а не сенатор Бренниган, решаю вопросы правосудия на станции. (адвокату) Я одобряю визит Кэтрин Рут к психотерапевту Елене Романовой. Закончим на этом заседание. Следующее состоится послезавтра в 9:00. Все свободны.

Синий сектор. Коридор:

Келл и Волков идут по коридору.

Келл: Николай, нам так и не удалось до сих пор поговорить на эту тему. Я уверен, ты невиновен. Но мне стоит знать, что произошло. Я разговаривал с Кэти, она твердила что-то про голопарк, что сама пришла к тебе извиниться.

Волков останавливается и тяжело вздыхает. Видно, что ему не особо хочется говорить на эту тему.

Келл: Николай, в рамках расследования и допроса Кэти это всплывёт. И, чтобы избежать неприятных сюрпризов, я хочу заранее знать, что там.
Волков: Там моё прошлое.
Келл: Такое прошлое, из-за которого тебя могут убрать отсюда?
Волков: Нет. Там личное.
Келл: Ну, хоть это хорошо.

Его перебивает вызов коммуникатора.

Келл: Да?
Голос: Капитан, Вы просили напомнить о встрече с Рамин.
Келл: Хорошо. Спасибо. (Волкову) Мне надо бежать. Обещай, что мы продолжим этот разговор при возможности.

Волков утвердительно кивает головой. Келл спешно удаляется.

Зелёный сектор. Квартира Рамин:

Дверь открывается, и входит Келл. Рамин встречает его в несколько необычном для минбари, но элегантном платье. Она замечает на лице Келла удивление и улыбается.

Рамин: Это центаврианский наряд. Мне его помогала выбирать Лина Тари. (смущается немного) Не знаю, насколько он уместен сейчас, но мне захотелось его надеть.
Келл (спешно прерывая затянувшуюся паузу): Вы выглядите очень… элегантно в этом платье. Что касается уместности, думаю, Вы имеете право в своей квартире одеваться, как Вам угодно. По крайней мере, я… у меня нет желания видеть Вас в чём-то другом. То есть…
Рамин (смеётся): Вы растерялись. Как это мило.
Келл: Вы считаете это милым?
Рамин: Прошу.

Она поворачивается, приглашая к столу. Стол представляет собой традиционный минбарский низкий столик.
Келл и Рамин усаживаются за стол. На столе накрыто; стоят несколько блюд.

Рамин (приготавливаясь к приёму пищи): Я не знала, что Вы любите, поэтому попросила приготовить несколько блюд. Тут (она указывает) есть нарнский бри, центаврианская морская ладугари, минбарский фатша, пура дрази и пицца людей. Думаю, кухня пак’ма’ра тут была бы излишей.
Келл (приготавливаясь выбрать себе что-то): Ну что ж, думаю, начнём с чего-нибудь экзотического, а потом перекинемся на более традиционные блюда.

Синий сектор. Квартира Холдера:

Холдер переодевается в спортивную одежду, готовясь, видимо, к походу в спортзал. В дверь звонят. Холдер приказывает компьютеру открыть дверь, и на пороге появляется помощник сенатора Бреннигана.

Суини: Добрый вечер, командор!
Холдер: Приветствую! Извините, я уже ухожу. Свяжитесь со мной в рабочее время.
Суини: Для Вас это рабочее время.

Помощник сенатора достаёт какой-то прибор, очевидно, заглушающий возможные системы прослушки.

Суини: У Вас возникли проблемы? Вампир желает знать, что происходит.
Холдер несколько секунд пристально смотрит на гостя, затем заканчивает переодеваться.
Холдер: С моей стороны всё в порядке. Имело место некоторое разногласие с капитаном Волковым, но, Вы в курсе.
Суини: Да, я именно поэтому здесь. Кроме того, в скором времени на Земле произойдут некоторые события… Нам нужно знать, как может отреагировать «Вавилон-6» на эти события.
Холдер: Конечно, «Вавилон-6» будет беспокоиться и пытаться где-то вмешаться, но его активность за последние полгода стала более предсказуемой и опасливой. Келл и его штаб концентрируются на удержании контроля над проблемой с афаари. Уже это им даётся с трудом.
Суини: Меня меньше всего беспокоит Келл. Полковник Рихтер и его помощник – вот реальная угроза.
Холдер: Вы считаете, что инцидентом с девчонкой его удастся убрать? Я совсем недавно имел возможность познакомиться с Волковым… поближе. Его так просто не сломить.
Суини: Попытка того стоит. Тем более такая возможность сама упала нам в руки.
Холдер: Ещё меня напрягает Ричард Мун. Он знает о Вампире. Это опасно.
Суини: Не стоит беспокоиться о после Марса. Скоро он перестанет быть занозой в заднице.

Зелёный сектор. Квартира Рамин:

Келл и Рамин сидят за столиком. Видимо, ужин подходит к концу.

Келл (доедая какое-то блюдо): Рамин, Ваши кулинарные способности превзошли все мои ожидания.
Рамин (смеётся): Спасибо за комплимент, хотя Вы прекрасно знаете, что готовила не я.
Келл: Тем не менее, всё было отлично. Благодарю за этот вечер. Я давно не получал такого удовольствия.
Рамин: Вы так говорите, словно уже собираетесь уходить.
Келл (немного растерянно): Честно признаться, да. У меня ещё масса отчётов за день…
Рамин (несколько обиженно): Я, конечно, понимаю, что отчёты безумно важны и интересны… В любом случае интересней, чем общество женщины, считающей себя Вашим другом.
Келл: О, да.

Рамин смотрит на него с изумлением и некоторым разочарованием. Келл с удивлением наблюдает за реакцией Рамин, затем понимает.

Келл: Нет-нет. Я имел в виду: «О, да – Вы мой друг», а не то, что отчёты мне важнее.

Взгляд Рамин смягчается.

Рамин: Вот и хорошо. Потому что меня бы сильно обидело, если бы Вы не считали меня другом, после всего, что мы уже сделали вместе.
Келл: Поймите меня, Рамин, я превращаюсь в трудоголика здесь. Проблемы станции и подчинённых меня не покидают никогда. Они словно гнездятся все в моей голове и не дают расслабиться. Если я не решаю какую-нибудь из них, меня практически начинает знобить.
Рамин: Это проблема, Кристофер. Вам следует лучше распределять решение этих проблем на своих подчинённых, иначе Вас надолго не хватит. Вот Ваш новый заместитель, господин Холдер. Мне кажется он довольно серьёзным человеком, который умеет решать проблемы.
Келл: Холдер ещё не совсем оправился от травм, полученных при… впрочем, сам не знаю, что там произошло. К тому же я ему не доверяю.
Рамин: Да, я уже слышала, что именно из-за него Координационный совет больше не собирается. Только в чём именно причина?
Келл (отмахивается): Давайте не будем об этом.
Рамин: Ну, хорошо. Поговорим о Трущобах?
Келл (несколько удивлённо): О каких Трущобах?

Рамин встаёт и отходит к коммоду. Там она достаёт лист бумаги и подаёт Келлу. Это листовка с надписью: «Мы тоже люди, хоть и бедные. Дайте нам жить по-своему!».

Рамин: Ходят слухи…
Келл: Да. Да, я знаю. Мы занимаемся этой проблемой. Ещё не хватало, чтобы у нас тут завёлся рассадник преступности.
Рамин: Вы считаете?
Келл (вновь удивлённо): А Вы считаете иначе?
Рамин: Возможно, мне стоит помочь Вам в решении хотя бы этой проблемы. Вы не возражаете?
Келл: Честно признаться, не представляю, как Вы можете тут помочь.
Рамин (немного загадочно): Посмотрим.

Синий сектор. Малый конференц-зал:

Утро. В помещении стоит Холдер, у которого на мизинце повязка. Да, и общий вид ещё не тот, что у здорового. Рядом за столом сидят Руссо и Ветров.

Холдер: Что творится в Коричневом секторе, господа? Почему там хозяйничают нежелательные элементы?

Холдер показывает несколько листовок.

Руссо: Потому что они там живут. Большинство из них легально прибыло на станцию. Мы не можем сейчас бегать по станции и вылавливать всех, кто нам не нравится.
Холдер: Вы должны вылавливать нарушителей и вандалов. Мне кажется, их предостаточно. Или Служба безопасности не способна провести простую аналитическую работу, чтобы найти доказательства против этих людей и выдворить их со станции?
Руссо: Служба безопасности предпочитает ловить бандитов и убийц, а не гоняться за каждым, кто кинул бумажку мимо мусорки.
Холдер: А всё начинается именно с «бумажки». Рыба гниёт с головы, господа. Если ваши службы не способны обеспечивать порядок на станции, рапорты об увольнении на стол, и я найду вам замену!
Руссо (вскакивая со стула): Хотите учить меня выполнять мою работу?
Холдер: Да. И, как ваш непосредственный начальник, имею на это полное право.

Руссо делает весьма угрожающий шаг в сторону Холдера. Тот стоит, хладнокровно смотря майору в лицо. Между ними тут же влезает Ветров.

Ветров (миротворчески): Господа… Господа, прошу остыть. (Руссо) Служба безопасности будет выполнять свои функции, как положено. (Холдеру) Всё будет в порядке. Мы уладим проблему. Просто нужно больше времени.
Холдер (с сарказмом): Будьте любезны! (холодно и высокомерно, чтобы показать, кто всё же главный) Свободны!

Ветров и Руссо выходят. Холдер поворачивается к столу, чтобы собрать какие-то документы. Когда он поворачивается к выходу, в дверях стоит Волков. Маска властности тут же исчезает с лица командора.

Волков: Привет.

Холдер какое-то мгновение читает взгляд Волкова.

Холдер: То, что я пытался убить Вас, а Вы сохранили мне жизнь, ещё не делает нас друзьями. Мы с Вами по разные стороны баррикад.
Волков: Кто стоит за сенатором Бренниганом?
Холдер: Вы не слышали моих слов?

Николай не отвечает. Холдер слегка кивает головой, видимо, своим собственным мыслям.

Холдер: Я уловил Ваш намёк. И…
Волков (перебивая): Это всё равно не делает нас друзьями. Я понял. Только вот стоит ли об этом вслух?
Холдер (указывая на свою голову пальцем): Если Ваша догадка верна, какая разница, что я говорю, если мои мысли принадлежат не мне одному. А я думаю о том, что со мной сделали. Ведь, что я помню? Я помню, как вернулся в свою квартиру, а затем… Затем обнаруживаю себя всего поломанного рядом с Вами, чёрт знает где.

Холдер сбивается и тяжело вздыхает пару раз. Видимо, его поломанные рёбра ещё доставляют ему неудобства.

Холдер (заканчивая монолог): Это пугает. В остальном – хорошего дня!

Волков ещё несколько секунд всматривается в глаза командора, затем разворачивается, но перед тем, как выйти, бросает фразу:

Волков: В какой-то момент Вам придётся выбирать. Не ошибитесь!

Красный сектор. Один из главных коридоров:

Келл идёт по делам. Его догоняет Рамин.

Рамин: Доброе утро, капитан!
Келл: Доброе утро, Рамин! Как спалось?
Рамин: Хорошо. Капитан, я думала на тему Коричневого сектора, и мне пришла идея вынести этот вопрос на обсуждение совета альянса.
Келл (с сомнением): Какой в этом смысл?
Рамин: Во-первых, привлечение других рас к этой проблеме расширяет возможности её решения. А во-вторых, нам нужен хотя бы небольшой успех в рамках совета. Понимаете, в последние месяцы послы «грызутся» по сложным вопросам, таким, как что делать с афаари. Мы зашли в тупик. Возможно, успешное решение хотя бы такой маленькой проблемы покажет, что мы ещё можем быть одного мнения.
Келл (думает несколько секунд): Хорошо, Рамин. Давайте попробуем.
Рамин: Я соберу совет.

Коричневый сектор. Уровень 19. Один из коридоров:

В коридоре стоят Ветров, Руссо и несколько сотрудников службы безопасности. К ним подходит Келл.

Келл: Что у вас, господа?
Руссо (указывая на баррикаду, установленную дальше по коридору): Вот.
Келл: Мне всё больше кажется, что ситуация выходит из-под вашего контроля. Это так?
Руссо: Нет. Мы вычислили большинство из тех, кто хоть как-то нарушил закон или правила станции. И мы можем выловить их всех. Тут проблема в другом.

Келл вопросительно смотрит на Пьера, ожидая продолжения.

Ветров (вместо Руссо):  Большинство из тех, кто тут живёт, бедные или совсем нищие. Мы можем выпроводить их со станции. Но что их ждёт?
Руссо: Я разговаривал с Эндрю. У него среди данного контингента есть свои информаторы. Короче говоря, здесь начали выкристаллизовываться вожаки, готовые вести народ на баррикады. А людям терять нечего, они пойдут. Соответственно, если будем мешкать, сопротивление усилится. Если будем действовать немедленно, можно всё решить малой кровью. Но без крови уже не решить.
Келл (думает несколько секунд): Я так понимаю, если вышвырнем их со станции, это будет практически равносильно выбросу за борт. В наши обязанности входит обеспечение порядка на станции, но наша миссия выходит за стены «Вавилона-6». Так что и вне станции всё же зона нашей ответственности.
Руссо: Так что делать будем?
Келл: Если у них есть вожаки, надо бы встретиться с ними и попробовать договориться. Договоритесь о встрече.
Руссо: Хорошо.

Келл разворачивается и уходит.

Синий сектор. Коридор перед входом в кабинет прокурора:

Келл подходит к Волкову, стоящему перед входом в кабинет и наблюдающему за тем, что происходит внутри.

Келл: Привет. Как обстановка?
Волков (указывая взглядом внутрь кабинета): Сам посмотри.

Кристофер заглядывает внутрь и видит помощника сенатора Бреннигана, разговаривающего с судьёй и прокурором. По виду последних можно догадаться, что предмет разговора им не нравится.

Волков: Сейчас он им втолковывает, что телепатическое сканирование моего мозга необходимо осуществить, поскольку… от этого будет зависеть их карьера.

Келл открывает было рот, чтобы что-то сказать, но к ним подходит Елена Романова.

Романова: Привет, ребята! Уже все собрались?
Волков: Тебя пригласили для оценки психологического состояния Кэти?
Романова: Я с девочкой уже говорила. Сейчас мне предстоит доложить результаты (указывает головой внутрь кабинета) «жрецам» Фемиды.

К Волкову, Келлу и Романовой подходит адвокат Моника Ортис-Наранхо, приветствует их.

Ортис-Наранхо: Все в сборе? Можем начинать?

Келл и Романова входят в кабинет. Адвокат останавливает Волкова.

Ортис-Наранхо: Господин Волков, если судья назначит телепатическое сканирование, я вряд ли смогу этому помешать. Если Вам есть что сказать мне, стоит это сделать сейчас.
Волков: Я невиновен.
Ортис-Наранхо: Ну что ж, вперёд!

Коричневый сектор. Коридор:

По коридору идут Руссо, Блэк и несколько десятков сотрудников службы безопасности в снаряжении для подавления беспорядков. Они подходят к баррикаде и останавливаются.

Руссо: Эндрю, ты пойдёшь со своим отрядом по 19-му уровню и спустишься на 20-й. Я с ребятами отправляюсь сразу на 21-й. Другие группы должны прочесать остальные уровни. И помни, мы должны показать силу, по возможности не применять.
Блэк: Я всё понял.
Руссо: Тогда за дело. (сотрудникам) И уберите эту баррикаду!

Коричневый сектор. Уровень 19. Маленькая торговая площадь:

На площади появляются  сотрудники службы безопасности. Население с опаской смотрит на них. Некоторые стараются поскорее скрыться из вида. Другие, наоборот, действуют вызывающе и провокационно. Однако охранники никоим образом не дают возможности развить вокруг себя нежелательную активность.

Синий сектор. Кабинет прокурора:

Романова (заканчивает свой доклад): Как видите, Кэтрин Рут проявляет типичные признаки привязанности подрастающей молодой женщины. Эта влюблённость сильно влияет на её поведение. К тому же потеря родителей, одиночество, с которым ей пришлось столкнуться в столь раннем возрасте… всё это явилось теми факторами, которые привели девушку в квартиру к Николаю Волкову.
Ортис-Наранхо: Хочу заметить, что показания Елены Романовой полностью совпадают с показаниями самой пострадавшей.
Судья: Спасибо, госпожа Романова. Вы свободны.

Романова встаёт и выходит.

Жерар: К сожалению, несмотря на столь выгораживающие показания экспертов и самой пострадавшей, мы не можем рассматривать их иначе, как информативные, позволяющие получить наиболее полную картину произошедшего. Доказать виновность или невиновность господина Волкова, по-прежнему, вижу возможным только одним способом — телепатическим сканированием.

Судья намеревается что-то сказать, но Келл буквально вскакивает с места.

Келл: Ваша честь, могу я сказать Вам пару слов?

Судья жестом подзывает капитана. Келл подходит и что-то ему говорит с минуту. Судья хмуро смотрит на него, затем на Суини, потом снова на него, слегка кивает. Келл вновь садится.

Судья: Я вынужден согласиться с господином прокурором. Телепатическое сканирование поставит точку в этом вопросе и окончательно прояснит, выдвигать ли официальное обвинение против Николая Волкова. Итак, завтра в это же время телепат из службы надзора, господин Дуэйн проведёт соответствующую процедуру с… Кэтрин Рут.

Довольная улыбка, появившаяся на лице Шимуса Суини, когда судья объявил о сканировании, резко сползает. Представитель сенатора несколько секунд осмысливает сказанное, затем его взгляд наполняется злобой.

Суини (преподнимаясь со стула): Ваша честь…
Судья (перебивая): Господин Суини, для участия в действиях сексуального характера нужны двое. Если между Николаем Волковым и Кэтрин Рут что-то и было, доказательства этому будут не только в голове капитана, но и в памяти девушки. Вы ведь хотели выяснить правду именно с помощью телепата. (обращаясь к Келлу) Девушка не будет против сканирования?
Келл: Нет, она не будет против.
Жерар: Погодите. Кэтрин Рут не достигла совершеннолетия. Телепатическое сканирование может быть произведено только с разрешения официального опекуна.
Келл: Господин прокурор, так как девушка стала сиротой, я, как губернатор «Вавилона-6», автоматически становлюсь её опекуном до тех пор, пока решением суда данные обязанности не будут с меня сняты в пользу кого-то другого.

Жерар замолкает, косясь на Суини. Но тот тоже ничего не говорит.

Коричневый сектор. Уровень 21:

Показывается небольшое помещение, похожее на склад. В помещении несколько человек. Они что-то активно обсуждают.
Вдруг в помещение вбегает молодой парень.

Парень (запыхавшись): Безопасники здесь!

Вся группа тут же вскакивает и направляется к разным выходам. Однако тут же все пятятся назад, так как служба безопасноти перекрыла им дорогу.
Входит Руссо.

Руссо: Итак, господа… (обращая внимание на присутствие одной женщины) и дамы… Будем разговаривать или предпочтёте иной способ решения наших разногласий?

Синий сектор. Коридор:

Заседание у прокурора завершилось. Все участники покидают его кабинет. Выходят и Келл с Волковым.

Келл: Кажется, выкрутились.
Волков (не столь оптимистично): Поживём, увидим.
Келл (насторожившись): Что ты имеешь в виду? По-моему, сканирование лишь докажет твою невиновность. А так как будут сканировать Кэти, ты не рискуешь раскрыть конфиденциальную информацию, хранящуюся в твоей голове.
Волков: Это верно. Только есть ещё один фактор.
Келл: Какой?
Волков: Ничто не мешает телепату соврать.
Келл: Если официальный телепат соврёт, это повлечёт серьёзные последствия для него.
Волков: Если только телепат свободен в своём решении. Мы с тобой прекрасно понимаем, что за всем этим стоят силы, способные на гораздо большую гнусность, чем убийство. Так что… сам понимаешь.

Красный сектор. Сады. Обзорная площадка:

На площадке стоит Шимус Суини и созерцает округу. Сзади к нему подходит сенатор Бенсон.

Бенсон: Так-так. Кого это к нам занесло? Придворный Бреннигана.
Суини (поворачиваясь к Бенсону): Сенатор. А я уже гадал, когда же Вы меня найдёте.
Бенсон (стараясь сделать безразличный вид): С чего бы мне Вас искать?! Я на Сады пришёл полюбоваться.
Суини (с сарказмом): Ну, конечно. И встреча наша абсолютно случайна. Особенно, если учесть, что Вы здесь впервые появились за всё время своего пребывания на станции.
Бенсон: Ладно, отбросим эту шелуху. Мне интересно, с чего это помощнику Бреннигана прилетать на «Вавилон-6»? Какие у него здесь интересы?
Суини: Сенатор, если Вы полагаете, что моему шефу настолько интересна Ваша персона, что он прислал меня сюда по Вашу душу, могу успокоить. Вы ему абсолютно безразличны.
Бенсон (начиная закипать): Тогда какого чёрта Вы здесь делаете?
Суини: Ах, сенатор, зачем Вам заморачиваться по этому поводу? Живите спокойно и радуйтесь тому, что Вы никому не интересны.

Бенсон набирает в рот воздуха, чтобы что-то выпалить в ответ, но Шимус не даёт ему сделать это.

Суини: Извините, сенатор, мне нужно идти. Дела зовут. Хорошего дня.
Он покидает обзорную площадку, оставляя Бенсона в гневном недоумении.

Синий сектор. Зал совета:

Идёт собрание совета.

Таррок: Уважаемая Рамин, честно признаться, я несколько удивлён теме сегодняшего собрания. У нас есть более важные вопросы, зачем заниматься этой ерундой?
Рамин: Ну, если это ерунда, то, полагаю, решение данного вопроса не займёт много времени. И вы снова сможете посвятить себя глобальным проблемам.
Таррок (разводит руками): Как хотите.
Келл: Ну, хорошо. Какие есть предложения?
Жано: Честно признаться, я тоже не совсем понимаю, почему совет должен решать вопрос с Коричневым сектором, но, раз уж вы просите помочь, можно подумать. Со своей стороны могу сказать, что не поддержу инициативу какого либо финансирования бездомных на станции, так как не хочу поощрать бездельников, преступников и прочих иждивенцев. К тому же это не решит, а, скорее, усугубит проблему.
Посол гайм: У вас есть сила. Удалите этот гнойник, пока он не поразил всю станцию.
Атмаргзон (посол лумати): А зачем что-то предпринимать? На станции естественным образом возник социальный фильтр, отсеивающий баласт общества. Это не проблема, это шанс.
Бенсон: Я согласен с Атмаргзоном. Пусть всё остаётся, как есть. Уровень преступности на станции вырастет ещё. Число порядочных обитателей уменьшится. Ведь это и есть миссия «Вавилона-6» — помогать слабым паразитировать на сильных.
Мун: Господа, да что это с вами?! Разве никто из вас не был в тяжёлой ситуации? Вы никогда не оказывались в положении, когда любая помощь была бы спасительной? Откуда такое безразличие и отвращение?
Рамин: Я много изучала людей. Их тяга к порядку и созиданию сильна. Они всегда стремятся к чистоте в своих помыслах и делах. Но так же сильна в них тяга к хаосу и разрушению. Люди заполняют собой весь диапазон состояний между хаосом и порядком. Не важно, где они обитают, там всегда есть богачи и нищие, святые и грешники, сильные и слабые. И всё это люди способны привести к взаимодействию, извлечь оттуда силу, которая может изменить галактику.
Таррок: Рамин, Вам не кажется, что Вы придаёте этому слишком большое значение?
Рамин: Вовсе нет. Вспомните «Вавилон-5»…
Бенсон: Прекрасно! Трущобы на станции, как генератор таинственной «силы», творящей историю галактики. Рамин, я преклоняюсь перед Вашей способностью оборачивать факты в удобную упаковку. Вы не думали заседать в сенате Земли? Уверен, там нашлись бы благодарные слушатели.
Келл: Сенатор Бенсон, прошу Вас умерить свой восторг. Кто за то, чтобы помочь жителям Коричневого сектора?

Редкие послы поднимают руки с оговоркой на то, что будут готовы на помощь, если большинство решит это сделать.

Келл: Кто за силовое решение проблемы?

Опять некоторые послы поднимают руки, но на этот раз гораздо меньше.

Келл: Кто считает, что проблему не стоит никак решать и оставить всё, как есть?

Почти все поднимают руки.

Келл (шёпотом Рамин, сидящей рядом): Вот Вам желанное единогласие.
Рамин смотрит на Кристофера с укором. Видно, что эта неудача задела её.
Шу’Корт: Все вы смелые и высокомерные. Довольные тем, что единодушны в отказе помощи. Вы ведь отказали не «сброду» из Коричневого сектора, среди которого есть, наверняка, и ваши соотечественники, не только люди. Вы отказали той, за которой стоит самая могущественная цивилизация альянса. И любой, у кого в голове достаточно ума, а в сердце порядочности, видит — не далёк тот день, когда от неё будет зависеть решение этой цивилизации об оказании помощи вам. Пора разногласий прошла. Самое время приходить к единому знаменателю, ибо война не за горами. (поворачивается к Келлу и Рамин) Капитан, Рамин, я поддержу любую вашу инициативу.
Рамин: Спасибо.

Коричневый сектор. Коридор:

Келл идёт по коридору. Его догоняет Кэти.

Кэти: Капитан! Капитан Келл!
Келл (притормаживает): Кэти, я спешу.
Кэти: Я быстро. Это правда, что вы собираетесь вышвырнуть всех бездомных со станции? Просто, если это правда… меня это тоже… мне некуда деваться.
Келл: Думаю, могу тебя успокоить. Я занимаюсь этим вопросом, и мы постараемся решить проблему без радикальных мер. Выселять всех не будем.
Кэти: Спасибо. (останавливая Келла, уже намеревавшегося ускорить шаг) И ещё… Я… Передайте Николаю ещё раз мои извинения. Он не отвечает на мои звонки. Поверьте, я никогда бы специально не навредила ему. Скажите, он теперь меня ненавидит?
Келл: Нет… нет, не думаю. Не могу себе представить Николая ненавидящего кого-либо. Скорее всего, он лишь пытается тебя уберечь от беды. У него есть много недоброжелателей, поэтому любой, кто оказывается рядом, в какой-то мере попадает в сферу их интересов. Именно поэтому телепат с Земли должен просканировать тебя, а не его. Понятно?
Кэти: Кажется, да. Мне нечего скрывать. Только… это не больно?
Келл: Телепаты обычно обучены действовать, не причиняя боль другим. Вряд ли будет больно. К тому же рядом будут доктор Ли и охрана на всякий случай. Не переживай.
Кэти: Спасибо.

Коричневый сектор. Уровень 20. Зал при местной католической церкви:

В помещении расставлены стулья. На некоторых сидят люди, но большинство стоит. Среди двух десятов людей есть пара инопланетян. Большинство одеты довольно бедно, но прилично. На входах и выходах стоят сотрудники службы безопасности. Рядом с одним из них стоит Руссо.
Именно через вход, где стоит Пьер, появляется Келл.

Келл: Все собрались?
Руссо: Все, кто хотел. (отвечая на недовольный взгляд Келла) Остальные обязались следовать достигнутым здесь договорённостям.
Келл: Ну, что ж, начнём.

Синий сектор. Квартира Волкова:

Дверь открывается и входит Келл. Его встречает Волков.

Келл: Теперь, когда проблема «растления» тобой Кэти разрешилась в нашу пользу, продолжим наш разговор? У меня накопилась масса вопросов, и, если ты мне друг, ты ответишь мне на них.
Волков: Что-нибудь выпьешь?
Келл: Начнём с вопросов.
Волков: Хорошо. Задавай.
Келл: Что произошло между тобой и Холдером в Сером секторе? Возможно, у меня мало времени, чтобы разбираться во всём, но я не дурак, чтобы не заметить, что между вами произошла схватка не на жизнь, а на смерть.
Волков: У Холдера в голове пси-блокада 12-го уровня. И я теперь знаю, что за ней скрывается.

Николай выдерживает небольшую паузу, ожидая очевидного вопроса, но Келл лишь взглядом даёт понять, что вопроса не последует, и ему следует сразу продолжать.

Волков: Когда нас перевели на «Вавилон-6», нам дали доступ к архивам «Вавилона-5», как официальным, так и секретным, где хранятся рабочие отчёты, содержащие в себе описания реальных событий и выводы из них. Если ты читал их, то вспомнишь эпизод с Талией Винтерс.
Келл (вспоминает несколько секунд): В неё подсадили искусственную личность. За блокадой тоже она?
Волков: Очевидно, нечто подобное, некая программа, перенимающая контроль над своим носителем в нужные моменты. Именно поэтому мне так трудно было с ним справиться. Блокада не позволила мне считывать его мысли. Надо будет учесть это в будущем.
Келл: Так, Холдер жертва или агент?
Волков: И то, и другое. Внедрив в него искусственную личность и спрятав её за пси-блокадой, его хозяева, очевидно, решили подстраховаться.
Келл: Как же нам теперь с ним быть?
Волков: Как и раньше. В этом вопросе стоит лишь стать более наблюдательными, так как Холдер бывает «сам не свой». И для кого-нибудь такой он может стать смертельно опасным.
Келл (всерьёз обеспокоенный): В состоянии контроля встроенной программой он может заминировать станцию. Это крайне опасно.
Волков: Да, ты прав. Мы можем придумать, как ограничить его доступ в жизненно важные отсеки «Вавилона-6». Но вряд ли в задачи программы входит подобный саботаж.
Келл: Как всё непросто. Я, конечно, понимал, что командовать реинкарнацией легенды будет совсем не прогулкой, но то, что творится вокруг, это уже чересчур. А Холдер знает, что у него…
Волков: Теперь да. И, полагаю, это лучше для нас. Хотя, возможно, хуже для него.
Келл: Что ж, с другой стороны, мы знаем больше, чем раньше. Это хорошо, хотя и чертовски беспокоит.
Волков: Знание чужих секретов всегда имеет свою цену.
Келл: Это точно. И, кстати, о секретах. Я понимаю, это личное, но что у тебя там в голопарке? Ты пойми, я спрашиваю не из праздного любопытства. Ты мой друг, и я беспокоюсь о тебе.
Волков (несколько секунд размышляет, словно решает, рассказывать или нет): Несмотря на то, что мы с тобой друзья уже несколько лет, я никогда не рассказывал про своё прошлое до академии. На это у меня были причины. В принципе, всего одна. Мне тяжело говорить об этом. (Николай ещё раз предлагает Кристоферу жестом что-нибудь выпить, тот таким же образом соглашается) Я вырос в деревне, у деда. Он учил меня многому. В том числе он давал мне древние знания, которыми обладают нынче совсем немногие. Так как я отношусь к древнему роду, и дед мой один из последних волхвов.
Келл: Волхвов?
Волков: Волхвами называют хранителей древних знаний, магов. По крайней мере, они такими кажутся, когда применяют их. Дед выбрал меня в свои наследники и обучал многому, когда я бывал у него в деревне. Ведь я всё же частично жил с родителями в Москве. А в деревне жили представители других русских родов, бывшие в союзе с моим. Вот в одном из них родилась девочка… (Волков замолкает, подбирая слова) Особенная. В первую очередь она была особенной для меня. Я её безумно любил, как, впрочем, люблю до сих пор. Но она погибла. Я не мог больше находиться на Земле. Было невыносимо. Всё напоминало её и сводило с ума. Я пошёл в академию ВКС. Хотя мой дед этого не одобрял, так как я практически отверг его наследие, ту миссию, которую он примирял на меня с момента моего рождения. Так что детство я своё провёл совсем в ином мире, нежели тот, в котором живу сейчас.
Келл: Я сожалею о твоей потере. Но что произошло?
Волков (видно, ему всё сложнее говорить об этом): Мы должны были встретиться… Я не успел.

Происходит непроизвольная пауза. Затем Николай словно стряхивает с себя тяжёлые мысли и резко меняет тему.

Волков: Ну, а ты разобрался с проблемой в Коричневом секторе.
Келл (с некоторым сарказмом): А как же. Можешь нас поздравить. Теперь у нас на станции официально есть Трущобы. Сам не знаю радоваться или нет, но конфликт на этой почве пока удалось замять.
Волков: Радуйся. Среди бездомных и обездоленных есть множество порядочных людей, способных сыграть важную роль в будущем.

2 комментария

  1. Алексей

    Ну наконец-то!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *